Философия откровения. Т. 1

Философия откровения. Т. 1

Автор(ы): Шеллинг Фридрих Вильгельм Йозеф

06.10.2007
Год изд.: 2000
Описание: Первый перевод книги Ф. В. Й. Шеллинга «Философия откровения» представляет собой кульминационную часть позднего учения великого немецкого философа. Извлечению на свет этой почти забытой работы мы обязаны интересу, проявляемому современным сознанием к религии, стремлению не только восстановить, но и заново переосмыслить, казалось бы, навсегда утраченные ценности. Книга предназначается в первую очередь философам, религиоведам, культурологам, а также всем, живущим жизнью духа.
Оглавление:
Философия откровения. Т. 1 скачать без регистрации https://book-com.ru

А. Л. Пестов. Философия откровения и откровения философии Ф. В. И. Шеллинга [5]
Первая книга. ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ ОТКРОВЕНИЯ, ИЛИ ОБОСНОВАНИЕ ПОЗИТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ
Первая лекция. О философии в целом: 1) философия вообще есть самая желанная наука; 2) особая потребность в ней в настоящее время (ее отнюдь не заменить поэзией); 3) отпугивающая сторона философии, смена систем. Предварительное обозначение исходного пункта данного «Введения» [31]
Вторая лекция. Продолжение общего рассуждения о философии: о слушании философских лекций, о требовании ясности к философии, о вспомогательных средствах для слушателей, причем вообще о студенческой жизни [48]
Третья лекция. Изложение докантовской метафизики: ее основа, ее свержение уже до Канта, ее содержательная недостаточность (поскольку достигается лишь силлогистическое знание). Основная мысль Канта. Критика кантовской теории познания. Значение Фихте [66]
Четвертая лекция. В какой мере Кант и Фихте привели непосредственно к науке чистого разума (в системе тождества). Наука разума имеет дело с одним только «что» (понятием); а поэтому все-таки с действительным (но не с действительностью) в силу тождества понятия и бытия (каковое тождество может относиться только к содержанию); отсюда отношение науки разума к опыту. Дедукция самой науки разума посредством вопроса о непосредственном содержании ставшего для самого себя объектом разума, которое = бесконечной потенции бытия. Каким образом это понятие отличается от наивысшего понятия схоластики, и в каком отношении из него может развиваться логическая наука. Толчок к тому дает амфиболия, находящаяся в непосредственном содержании разума, от этого случайного разум ищет путь к поистине сущему (самому сущему), которое он, однако, имеет только (в конце) в негативном понятии. Недоразумение в философии относительно этого последнего понятия [90]
Пятая лекция. Ответ на возражение, дающий возможность еще раз представить идею науки разума. Необходимое различение негативной и позитивной философии. Выдвижение позитивной философии не есть «перемена взглядов» философа. Насколько ошибкой — впрочем, вполне объяснимой — появившейся после Канта и Фихте философии было то, что она не осознала и не выставила в качестве такового логический характер, который она имела. Гегель и его философия. О попытке ее дальнейшей разработки учениками Гегеля [112]
Шестая лекция. Удостоверение в том, что оба направления, негативное (рациональное) и позитивное, издавна существовали в философии, 1) в греческой философии. Рациональная сторона представлена ионийскими физиками, в особенности Гераклитом. Противовес в лице Сократа, Платона. Эмпиризм Аристотеля в его соответствии верно понимаемой рациональной философии. Смешанный характер схоластической метафизики, благодаря разложению которой отделились друг от друга чистый рационализм и чистый эмпиризм. Их параллельное отношение друг к другу. Переход к вопросу, каким образом позитивная философия относится к эмпиризму, причем о понятии философского эмпиризма вообще [135]
Седьмая лекция. Системы более высокого (выходящего на сверхчувственное) эмпиризма и их отношение к позитивной философии. Философия Якоби. Теософия (Якоб Бёме). Позитивное определение отношения между позитивной философией и эмпиризмом, причем о методе и доказательстве первой. О характере позитивной философии как системы в общем. Ее положение по отношению к откровению и религии вообще (объяснение выражения «историческая философия»). Отклонение ошибочного понимания касательно понятия «философия откровения». Возобновление вопроса о противоположности негативной и позитивной философии, предварительное формулирование этой противоположности в кантовских антиномиях [159]
Восьмая лекция. Доказательство того, что философия, несмотря на указанную противоположность, есть лишь одна совершающая в тех двух (негативной и позитивной) свой кругооборот наука философии. Дальнейшие замечания на этот счет, а также относительно попыток чисто рациональной философии раздобыть действительного (существующего) Бога. Рассуждения о начале позитивной философии: а) его установление, отношение к онтологическому аргументу и началу философии Спинозы; Ь) отделенность начала позитивной философии от конца негативной; с) отношение разума к положенному как начало позитивной философии, только лишь существующему (кантовское высказывание относительно безусловной необходимости бытия); d) начало позитивной философии в его отношении к: а) понятию трансцендентного познания, Р) различению мышления и представления (Гегель). Дальнейшее продвижение от начала позитивной философии и ее ближайшая задача. Переход к философии откровения, общефилософское содержание которой совпадает с содержанием позитивной философии [196]
Вторая книга. ФИЛОСОФИИ ОТКРОВЕНИЯ
Часть первая
Девятая лекция. Значение философии откровения, в особенности для общественной жизни. Насколько философия откровения имеет предпосылкой философию мифологии. Взаимосвязь понятия естественной религии (=мифологии) с вопросом об особенном религиозном принципе. Деление религии на а) естественную, Ь) религию откровения, с) религию свободного философского познания. Третья опосредуется двумя первыми, а потому возможна лишь благодаря непосредственному (буквальному) объяснению христианства, не разделяющему доктринальное и историческое [231]
Десятая лекция. Переход к первым философским понятиям, общее разъяснение относительно определенной цели философии. Исходный пункт — понятие того, что есть до бытия (над бытием). Его первое определение — непосредственно могущее быть. Двойственная природа лишь могущего быть. Второе определение того, что есть до бытия, — чисто сущее ^опосредованно могущее быть). В какой мере чисто сущее вообще есть определение того, что есть до бытия. Взаимное неисключение первого и второго определения [255]
Одиннадцатая лекция. Как философия с самого начала должна удерживать себя от понятия абстрактно единого (элеатского принципа). Позитивное объяснение единства между могущим быть и чисто сущим. Переход к третьему определению сверхсущего: а) негативное обозначение этого третьего как свободного от односторонностей двух первых, как того, что не есть ни только субъект, ни только объект; Ь) его позитивное обозначение как сохраняющего себя = субъект-объекта. Дальнейшее разъяснение относительно этого третьего, равно как относительно единства и различия трех понятий. Результат: то, что будет (сверхсущее), равно трем (могущее быть, чисто сущее, могущее быть, положенное как таковое). Так как последние не находятся материально вне друг друга, то они мыслимы только в духе (как определения духа). Отсюда конечный результат: понятие совершенного (абсолютного) духа [284]
Двенадцатая лекция. Поворотный пункт изложения. Вообще о нем, а также о задаче философии сначала овладеть принципами бытия. В какой мере натурфилософия впервые вновь привела к данным принципам (не являющимся голыми категориями). Позитивная философия доказывает совершенный дух a posteriori. Переход к позитивному изложению абсолютного духа: его первая форма — в себе сущий дух; вторая форма абсолютного духа — для себя сущий дух; третья форма — во в себе бытии для себя сущий (=у себя сущий) дух. Эта последняя форма, хотя и последняя, есть все же лишь одна форма или один вид духа. Результат: абсолютный дух не привязан ни к одной из этих форм. Отдельные общие пояснения касательно сущности совершенного духа и его определение как всеединого. Переход к дальнейшему изложению [303]
Тринадцатая лекция. Каким образом в совершенном духе дана возможность другого бытия, отличного от его вечного. Значение этой обнаруживающейся для совершенного духа возможности для него самого. Полная свобода Бога в отношении вступления в то отличное от него бытие. В какой мере это бытие может стать действительным по одной только божьей воле. Возможные движущие причины для вступления в это бытие: а) чтобы разложить себя на свои формы (место из платоновских «Законов»); Ь) чтобы преобразовать несамостоятельно положенное бытие в самостоятельно положенное. Подлинный мотив к творению — тварное. Переход к объяснению процесса творения. Отношение Бога к потенциям, положенным в напряжении. Понятие монотеизма. Последовательность процесса творения и то, что должно быть достигнуто с ее помощью. Результат: система монотеизма = система свободного творения [328]
Четырнадцатая лекция. Что относится к понятию свободного творения. Значение, которое та обнаруживающаяся для творца возможность имеет в мифологии и которое она имеет в Ветхом Завете. Отнесение места о мудрости (Прит. 8, 22 и след.) к той изначальной возможности. Оправдание данного отнесения, различные экскурсы а) касательно сущности рассудка, Ь) касательно различия между слабоумием и безумием, с) касательно соотношения рассудка и воли. Далее о важности понятия свободного творения. Отношение времени к началу творения [361]
Пятнадцатая лекция. Переход к учению о триединстве Бога через дедукцию понятия рождения Сына. Об идее триединства, о ее отношении к историческому христианству, о ее следах в древних религиях, равно как и о попытках понять ее философски (Лейбниц). Своеобразность заключающегося в предпосылках позитивной философии объяснения той идеи. Дедукция самого триединства Бога. Подробный разбор данной дедукции и в особенности содержащихся в ней христологи-ческих определений вкупе с привлечением различных мест из Нового Завета. Дальнейшее разъяснение по поводу соотношения трех личностей в божестве [382]
Шестнадцатая лекция. Отношение монотеизма к учению о триединстве. О применении идеи триединства к творению вообще. Более подробно о том, что касается отношения трех личностей в творении, уделяя особое внимание «Посланию к римлянам» 11, 36. Свобода человека. Богоподобие человека. Грехопадение человека и последствие этого. Положенная человеком вне-божественность мира [412]
Семнадцатая лекция. Повторное объяснение касательно значения человека в творении. В какой мере его поступок (грехопадение) хотя и можно объяснить, но нельзя доказать a priori, разве только a posteriori. Ложные устремления человека вновь обрести утраченную точку единства. Истинное стремление (идеально) восстановить ее с помощью философии. Положение человека по отношению к Богу и к ставшим внебожественными потенциям вследствие вновь установленного напряжения последних. Природа возникающего благодаря этому напряжению процесса — мифологического. Действие и значение второй потенции в этом процессе, объяснение выражения «Сын человеческий». Как и почему Бог (Отец) позволяет этому миру продолжать существование, несмотря на катастрофу. О^уЛ беои. Различение эонов (мировых эпох). Переход к курсу по философии мифологии [432]
Восемнадцатая лекция. Краткое изложение философии мифологии по следующей схеме:
I. Первоначальное сознание. Первобытный человек, заключенный между тремя потенциями, которые принимают в нем одинаковое участие
II. Переход к процессу. Человек обращается исключительно к одному принципу (В) и попадает в его власть
III. Процесс
A. Первая эпоха. Исключительное господство реального принципа (=В) в сознании. Полная внешность. Переход к следующему моменту: астральная религия — Уран. Сабеизм, религия доисторического человечества
В. Вторая эпоха. Реальный принцип = В делает себя доступным, преодолимым для более высокого, превращается в материю (мать) последнего (женщину): момент Урании и первого появления более высокой потенции — Диониса. Персы, вавилоняне, аравитяне
С. Третья эпоха. Действительная борьба, сама в свою очередь проходящая через несколько моментов
АА. Первый момент. Реальный принцип по-прежнему полностью сохраняет более высокий в подчинении, не давая ему участвовать в бытии — образ раба, в котором является более высокая потенция — Геракл (Мелькарт) финикийцев. Противостоящий ему бог — отец Кронос
ВВ. Второй момент. Вторичное смягчение — превращение Кроноса в женщину — Кибела (Мать богов). Фригийское племя
CC. Третий момент. Действительное преодоление. Постепенное выступание третьей потенции (в том отношении, в каком первая преодолевается). Полные мифологии, однако вновь с тройным различением
1) Реальный принцип все еще борется за свое существование как Тифон: египетская мифология. Три потенции: Тифон, Осирис, Гор (Гор как дитя — Исида)
2) Реальный принцип всецело вне борьбы (покорен), но единство не восстановлено, последнее, скорее, только идеально положено, в действительности имеет место бытие потенций совершенно вне друг друга: индийская мифология — Брама = В, Шива = второй, Вишну = третьей потенции
3) Восстановление единства, причем возвратившийся в свое латентное состояние реальный принцип сохранен как основа религиозного сознания, второй осуществлен в преодоленном первом, оба вместе полагают третий как конец всего процесса: греческая мифология
а) Экзотерическая сторона. Материальные (вызванные, лишь попутно возникающие) боги произошли от растворения реального принципа: мир богов обыденного сознания [463]
Девятнадцатая лекция. Переход к мистериям: положение Деметры в момент ее грядущего умиротворения (причем общее замечание относительно женских божеств). Как (представленное в Деметре) сознание доходит до этого пункта, отделяясь от реального бога (Персефона, значение ее похищения). Умиротворение опечаленного и рассерженного этим отделением сознания (Деметры) — основа мистерий. Замечания касательно общепринятых толкований, в особенности касательно Деметры как богини земледелия и значения Персефоны. Переход к более детальному объяснению содержания мистерий с помощью вопроса об отношении Диониса к мистериям. Рассуждения по поводу а) специфического воздействия Диониса (=второй потенции) на сознание и ступеней этого воздействия (Сабазии. Фаллаго-гии. Отношение эллинов как таковых к последним); Ь) противоположности между Дионисом и Орфеем и параллельной противоположности между Орфеем и Гомером (отношение Гомера к эллинству вообще); с) недопустимости смешивать орфические таинства с вакхическими. Заключительное замечание насчет вакхических церемоний. Спутники Вакха — сатиры, Силен, Пан [496]
Двадцатая лекция. Изложение подлинного содержания мистерий, поскольку они были событиями. Какую внутреннюю выгоду имели посвященные от происходившего в мистериях (освобождение от необходимости мифологического процесса). Доказательства утверждения касательно действительно ощущавшегося в посвящении блаженства (иные воззрения) [532]
Двадцать первая лекция. Объяснение мистерий, поскольку они были (сообщавшимся, впрочем, сценически) учением, содержание которого составляли причиняющие боги (царство чистых потенций). Как мыслились эти причиняющие боги: а) в нерасторжимом сцеплении, в) как формы одного и того же бога — тройной Дионис. Историческое подтверждение этого содержания мистерий. Имя и предикаты первого Диониса, Загрея. Его отношение ко второму Дионису. Доказательство различения третьего Диониса-Иакха. Краткое рассмотрение критического вопроса, касающегося истории разрывания Диониса. Отношение Иакха к Деметре и ее действительное умиротворение в мистериях. Подтверждение этого. Положение отныне умиротворенной Деметры (= представителя успокоившегося мифологического сознания), ее 7iapsSpta со вторым Дионисом. Кора и ее значение (смешение Персефоны и Коры у новых исследователей). Отсюда вытекает следующая расширенная схема (продолжение вышеозначенной):
Ь) Эзотерическая сторона. Причиняющие потенции как подлинный смысл, тайна всего процесса: мистериалъное учение, содержание которого составляет единый, но не абстрактный, а проходящий через три потенции, бог, который аа) как реальный, однако второй потенцией (Дионисом) покоренный сам становится равным Дионису — Дионис первой потенции (старейший), Загрей = Дионис прошлого — из которого, — bb) в своем осуществлении, как победитель первой потенции, есть Дионис второй потенции, Вакх = Дионис настоящего — посредством которого, — сс) как положенный обоими (собственно должный быть) есть Дионис третьей потенции, Иакх = Дионис будущего, — в котором все боги. Этим трем божествам как их общее сознание соответствует Деметра [552]
Двадцать вторая лекция. Общее рассуждение относительно способа познания в мистериях. В какой мере к мистериям относилось также и представление страданий (одухотворяющегося в процессе) бога, и как последнее в действительности имело место или как таковое, или в измененной форме (как страдания человека). Необходимое удержание исторического (неабстрактного) характера мистерий. Рассмотрение вопроса, в чем состояла (абсолютная) тайна мистерий и как было возможным их совместное существование с публичной верой в богов [587]
Двадцать третья лекция. Как (невысказанное) предвидение предстоящего в будущем исчезновения мира богов — тайна мистерий — объясняет своеобразие эллинского характера и эллинского искусства. Косвенное доказательство правильности данного взгляда касательно тайны мистерий, заключающейся в том, что причиняющие боги мыслились как последовательные властители мира; последнее явствует: а) из идеи AvaKeg, b) из имен трех Anaces у Цицерона, с) из представления об Иакхе как подрастающем властителе, d) из одного места «Антигоны». В какой мере можно предположить, что будущая религия мыслилась как всеобщая, вновь объединяющая разобщенное человечество. Дальнейшие соображения насчет мистерий вообще, насчет отношения Малых мистерий к Великим (разъяснение названий initia и xsXsxai), насчет естественности их возникновения. Переход к (специальной) философии откровения [610]
Примечания [633]

Формат: djvu
Размер: 4759806 байт
Язык: Русский
Скачать: открыть
3
8690″>



Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru